Карта сайта
10 июня 2019, 09:27

Партийцы, врачи, депутаты обсудили проблемы при оказании паллиативной помощи

Виктор Шептий (слева) и Сергей Мелехин (справа) входят в Попечительский совет отделения паллиативной помощи ЦГБ №2. В центре - главврач ЦГБ №2 Константин Савинов
Виктор Шептий (слева) и Сергей Мелехин (справа) входят в Попечительский совет отделения паллиативной помощи ЦГБ №2. В центре - главврач ЦГБ №2 Константин Савинов
Публикуем статью из свежего номера газеты «Опорный край»

На первое место в паллиативной помощи закон ставит человека, а не диагноз

17 марта вступили в силу изменения в Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» по вопросам оказания паллиативной медицинской помощи. Неизлечимо больные получат поддержку от государства не только в условиях стационара, но и амбулаторно, на дому. Были оперативно внесены изменения и в областное законодательство.

В связи с этим в Екатеринбурге на региональной дискуссионной площадке сторонников «Единой России» по направлению «Благополучие человека» прошел круглый стол. Проблемы и задачи реализации законодательства о паллиативной помощи обсудили партийцы, врачи, депутаты, представители исполнительной власти, НКО, благотворительных и волонтерских объединений.


В этом номере мы расскажем об уникальном медицинском учреждении, аналогов которому на Урале пока нет – об отделении паллиативной помощи в Центральной городской больнице №2 имени Александра Миславского.

Без малого три года назад в центре города, на ул. Челюскинцев, 5, открылось первое в Екатеринбурге и восьмое в Свердловской области отделение паллиативной помощи. В чем его необычность и о том, как оно развивается, рассказывает главный врач ЦГБ №2 Константин Николаевич Савинов:

- Сегодня Россия находится в начале пути по формированию системы паллиативной помощи. Это говорит о том, что наше государство становится более сильным, прогрессивным. Ведь раньше такой системы попросту не было. Родственники неизлечимых больных должны были сами справляться с этой проблемой.

Паллиативная помощь – это помощь людям, которых мы не можем вылечить. Но можем помочь: улучшить качество жизни и дать возможность жить дальше.

На первое место в паллиативной помощи закон ставит человека, а не диагноз. Мы стараемся вывести больных из состояния безысходности, когда они думают только о смерти, и даем шанс пожить спокойно. А родственников учим ухаживать за тяжелыми больными.

Наше отделение паллиативной помощи не очень похоже на обычное медицинское учреждение, хотя пациенты проходит необходимый курс реабилитационного лечения. Располагается отделение в новом трехэтажном корпусе. Средства на ремонт выделяли городской бюджет и благотворительные фонды. Пребывание в хосписе для пациентов абсолютно бесплатное. Две трети затрат покрывает областной бюджет, треть – городской. В отделении - 50 коек, а сотрудников – 65 человек. Они проходят постоянное обучение. К персоналу - особые требования. Есть психолог, который работает не только с пациентами и родственниками, но и - в первую очередь - с нашим персоналом, чтобы предотвратить синдром выгорания.

Сегодня на очереди в листе ожидания числятся 25 человек. За все время через отделение прошло 2124 пациента, 75 процентов – онкологического профиля, остальные – с тяжелыми последствиями инсультов, острыми нарушениями мозгового кровообращения. Курс реабилитации в нашем отделении длится 21 день.

По профессии я детский реаниматолог, и нас всегда учили, что наша задача – вылечить больных. Поэтому когда встал вопрос создать отделение паллиативной помощи, мы, конечно, не понимали, что можем сделать для пациентов в их последние дни, недели, месяцы жизни, как помочь их родственникам. Оказалось, сделать можем очень многое. И не только мы, врачи, но и неравнодушные горожане. Много ценных советов нам дала известный общественный деятель Елизавета Петровна Глинка, которая создавала хосписы на Украине и в Москве.

Например, по ее совету мы сделали в отделении большой актовый зал, где каждый день проходят мероприятия. Это необходимо, чтобы пациенты не думали о смерти, отвлеклись от своего тяжелого состояния, увидели краски жизни. Мы приглашаем артистов, каждый раз – разных: хоровой лицей (а капелла мальчиков), театральный институт, театр драмы, ансамбль скрипачей, бардов. Некоторые – например, ребята из хорового лицея – даже спрашивают: когда мы еще можем прийти петь? Это здорово: люди учатся быть добрее. А вечерами показываем старые добрые советские фильмы. Удивительно, но после просмотра хороших фильмов расход обезболивающих препаратов – немножко меньше.

Также по совету Елизаветы Петровны Глинки мы вместо двухместных сделали трех- четырехместные палаты. Два человека привыкают друг к другу и, когда один уходит из жизни, второго это очень угнетает. Если же в палате три-четыре человека, потерю переносят более спокойно, потому что поддерживают друг друга.

В каждой палате есть душ, туалет, холодильник, телевизор, цветы. Противопролежневые матрасы, функциональные кровати, рециркуляторы, которые освежают воздух. Четырехразовое питание, которое нам поставляет одно из городских кафе. Причем, если у человека гостят родственники, мы их тоже кормим, никому не отказываем.

Родственники могут посещать больных 24 часа в сутки и даже остаться на ночь: в отделении на этот случай есть раскладушки, большие раздвижные кровати.

Мы постарались создать домашнюю атмосферу. Ни одна из палат не похожа на другую. Чтобы украсить палаты, мы обратились в художественные школы: они присылали картины. Некоторые пациенты и сами мастерят поделки, рисуют. Их творчество украшает стены отделения. Многие уже ушли из жизни, а память осталась.

В отделении есть библиотека, а также - молельная комната. Каждую среду приходит батюшка из Верх-Исетского монастыря, проводит службы. Летом люди гуляют на улице, во дворе построен фонтан.

С каждой койки выведен пульт – человек может в любой момент нажать кнопку вызова. Встречаем такой парадокс: новый пациент в первые два дня нажимает эту кнопку очень часто, боясь, что к нему не придут. Потому что нередко родственники не знают, как общаться с такими больным, друзья отворачиваются, человек остается с проблемой один на один. Когда человек понимает, что достаточно нажать на кнопку один раз, чтобы получить помощь, он успокаивается. Наша задача – вернуть его в социум, объяснить, что жизнь не заканчивается. Тогда он будет бороться дальше.

Есть благотворительный проект – «Тележка сладостей», из которой пациент может взять все что хочет. Удивительно, но для таких людей самое ценное – мороженое. Может, напоминает детство? Мороженое нам бесплатно предоставляет один из хладокомбинатов. Также бесплатно одна из фирм поставляет чистую воду – шесть кулеров каждую неделю. Садоводы приносят излишки урожая. Люди готовы сопереживать, делиться.  

Наша гордость – это наши волонтеры. Сейчас их порядка 100.

Когда мы начинали работу, я не представлял: где взять волонтеров? Общественники сказали: если вы будете делать все правильно, волонтерами станут те люди, у которых здесь лечились близкие. Так и случилось. Они гуляют с больными, читают им книги, просто приходят поговорить.

Мы каждый день работаем над улучшением технологий ухода. Добились отсутствия специфического для хосписов запаха, хотя летальность в отделении – 50 процентов (к нам поступают неизлечимые больные). Четыре раза в день происходит смена белья, специальная обработка помещений.

Из ближайших задач – расширять выездную службу, которая обслуживает пациентов на дому. Сегодня удается охватить 200 человек. Приверженцы некоторых конфессий принципиально не отдают родственников в хосписы, но им нужно помогать в любом случае. Поэтому мы все равно к ним выезжаем и будем эту работу продолжать.

Записала Дарья Кезина

Прочитать, пролистать, посмотреть свежий номер в электронном виде можно здесь

Архив газеты «Опорный край» смотрите на нашем сайте здесь 

Ссылка для блогов