Карта сайта
14 февраля 2014, 10:18

«Стингер» в 50 метрах…

Эскадрилья, в которой служил будущий Герой России Игорь Родобольский, последней в ВВС 40-й армии покидала Афганистан.

              Герой России полковник Игорь Родобольский семнадцать лет провел в зонах локальных конфликтов и в «горячих точках». Дважды воевал в Афганистане, в течение десяти лет командировался в Чечню и Дагестан. Сегодня мы публикуем отрывок очерка Владислава Майорова «Счастливое число тринадцать», посвященный боевому пути Игоря Олеговича в Афганистане 

Ми-8 с интересными задачами

Боевой офицер награжден двумя орденами Красной Звезды, тремя орденами Мужества, орденами «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III и «За военные заслуги». Свой первый самостоятельный полет в аэроклубе Игорь Родобольский выполнил на вертолете с бортовым номером «13».  Кто сказал про невезучее число? Летная судьба мальчишки из белорусского города Гродно сложится на редкость счастливой. Счастье военного летчика часто заключается в том, чтобы просто выжить. Когда ты летишь в логово боевиков и на тебя нацелено оружие противника, все жизненные ценности сводятся к одному – вернуться на родной аэродром. Воздушный боец – это не воздушный извозчик в мирном небе.

На транспортно-боевом вертолете Ми-8 Игорь Олегович пролетал тридцать лет. В профессиональном отношении – это его единственная любовь. Родную «восьмерку» он не променяет на «крокодилов», «черных акул» и «аллигаторов». Да, красивы Ми-24, Ка-50, Ка-52. «Но Ми-8 выполняет более интересные задачи», – скромно говорит летчик-снайпер.

В 1983 году лейтенанта Игоря Родобольского, окончившего с отличием  Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков, направили служить в благополучную Венгрию. Три года интенсивной боевой учебы позволили ему уверенно освоить Ми-8, стать командиром вертолета. В 80-х годах трехлетний мирный период в службе вертолетчика был роскошью. Война в Афганистане потребовала массового применения  вертолетов. В горно-пустынной местности «вертушки» часто были единственной надеждой солдат и офицеров, которые перехватывали караваны с оружием из Пакистана и Ирана, находились на сторожевых заставах, шли в колоннах по серым  афганским дорогам. Игорь знал, что не минует Афгана, и спокойно ждал своей очереди. Она подошла в 1986 году, когда его перевели в Забайкальский военный округ, где в Нерчинске формировались экипажи для направления в Афганистан.

Камни Файзабада и пыль Пули-Хумри

Эта воюющая горно-пустынная страна  научила  Игоря летать. Когда через шесть лет в Камбодже  пакистанские военные летчики  допытывались у российского  коллеги, был ли он там, «гражданский пилот» Игорь скромно отнекивался. Они усмехались: «Так летать ты мог научиться только в Афганистане!»

 Вертолетная часть дислоцировалась в Кундузе. Что такое северные провинции Афганистана? В сторону Файзабада – камни, в сторону Хайратона  – пыль, пустыня. Моджахеды были и там, и там. Свой первый «подарок» в виде неуправляемых реактивных снарядов Игорь отправил  им через неделю после прибытия в Афганистан. Сначала вертолеты Ми-24 нанесли огневой удар по противнику.  Ми-8 свои НУРСы послали «духам»  в разлуку. Не везти же ракеты назад! В первом боевом вылете надо психологически себя перебороть, почувствовать свою защищенность в бронированной винтокрылой машине. С этим чувством Игорь потом и летал. Удивительное дело, но в Афганистане, сопровождая колонны на марше, высаживая воздушные десанты,  он ни разу не привез пробоины.

Боевая работа не бывает гладкой. Афганские пустыни с их десятисантиметровым слоем пыли стали союзниками моджахедов. Сколько раз бывало, когда летчики заваливали «борты» при посадке. Это пыль была даже на горных площадках Файзабада, куда приходилось вылетать.

В 1987 году афганская эпопея вертолетчика не завершилась. В 1988 году он вновь направляется  в Афганистан. К тому времени уже начинался поэтапный вывод советских войск. Выполнять боевые задачи становилось все сложнее. США и их союзники щедро снабжали моджахедов переносными зенитно-ракетными комплексами «Стингер». Его траекторию Игорю доводилось наблюдать в 50 метрах, правда ракета прошла мимо вертолетов. Тем не менее, из-за «стингеров» советская авиация фактически днем оказалась прикованной к аэродромам. Летали в основном ночью. Вертолетное подразделение, в котором воевал Игорь Родобольский, последним среди ВВС 40-й армии покинуло Афганистан. 9 февраля 1989 года перелетали советско-афганскую границу и сели на аэродром близ Душанбе. С него продолжали вылетать в Афган на прикрытие колонн советских войск, которые через перевал Саланг уходили на север, к родным берегам. В те дни погиб экипаж капитана А. Шишкова. Это стало последней потерей нашей авиации в Афганистане.

Достойное приземление

Пока Игорь жил и воевал в небе, на земле его ждала семья. На плечи его супруги Ларисы Федоровны выпало воспитание сына и дочери, которые получили хорошее образование, создали свои семьи. Теперь в роду Родобольских есть еще один Игорь Олегович, названный в честь деда, военного летчика.

Военную службу полковник Игорь Родобольский завершил в должности начальника отдела боевой подготовки и боевого применения армейской авиации, старшего инспектора-летчика управления авиации объединения. Он достойно прошел тридцатилетний путь воздушного бойца. Если в тяжелейших обстоятельствах офицеру сопутствовала удача, значит, повезло всем, кто летал с ним над горами Афганистана, Чечни и Абхазии. Кто сказал, что число «13» – несчастливое?

автор: Владислав Майоров

Ссылка для блогов